Акция «Знаменки»: Новогоднее чудо

Трепетное ожидание Нового года у большинства из нас сохранилось с детства. Помните, как с замиранием сердца отрывали листки похудевшего к концу года календаря? Мы верили, что самый последний день двенадцатого месяца обязательно принесет с собой что-то хорошее, доброе, светлое, волшебное. И это предвкушение было неотъемлемой частью новогоднего духа, таким же приятным, как запах мандаринов поверх елового аромата.

В общем-то в мире не так уж много изменилось: дети (да и многие взрослые) по-прежнему мечтают о новогоднем чуде. Очень хочется, чтобы оно обязательно случилось у всех. Особенно у тех людей, к кому судьба была не слишком благосклонна, кто оказался в тяжелой жизненной ситуации. Было бы здорово, если бы таким семьям кто-нибудь помог, подумали мы и решили организовать благотворительную акцию «Новогоднее чудо».

Вы верите в чудо? Мы, затевая этот проект, были убеждены, что сможем найти людей, которые поддержат доброе начинание, и праздник придет в те дома, где его тоже очень ждут, несмотря на все трудности и проблемы. В самом начале таких неравнодушных, небезразличных мы встретили в управлении социальной защиты и центре социального обслуживания населения «Опека». Там нам подготовили список малообеспеченных семей, проживающих в деревне Ирекле Старомихайловского сельского поселения. В первой семье мама-вдова Зульфия Сибгатуллина воспитывает троих сыновей. Старший, третьекурсник КГТУ, учится в Казани на платной основе, подрабатывает подсобным рабочим в автосервисе, средний – 18-летний юноша – перебрался к брату и работает грузчиком в торговом центре, младший, четверо­классник, живет с мамой, которая в отсутствие постоянной работы подрабатывает в мечети. Семья Сайфуллиных – многодетная, в августе этого года у них сгорел дом. В третьей – двое сыновей 22-х и 17-ти лет и девочка-второклассница. Их мама – Сагида Муллахметова – инвалид третьей группы после ампутации ноги.

Информацией мы поделились с соседями – коллективом НИС ОАО «Татнефть», с которыми работаем в одном здании. Реакция была моментальной! За неделю удалось собрать огромное количество вещей. Для Сайфуллиных принесли одежду детскую и взрослую, постельное белье, обувь и даже кое-какие предметы обихода. А еще огромный мешок игрушек. Кого-то тронуло положение ребят Сибгатуллиных, которые за отсутствием денег не надеются на помощь, а стараются сами заработать себе на жизнь: Фаниль учится и работает, а Салават, не имея возможности пока получить образование, нашел подработку. Одна из сотрудниц НИС купила им модные рубашки – пусть будет юношам подарок на Новый год. И для Муллахметовых нашлась одежда в бесчисленных пакетах, занявших половину кабинета журналистов. Руководство НИС решило поделиться с погорельцами мебелью.

– Большинство даров – не новые, но и одежда, и мебель в хорошем состоянии, – предупредили мы все три семьи по телефону.

– Спасибо вам огромное, нам все пригодится, – заверили они в ответ.



– Ну тогда ждите нас в гости!

В минувшие выходные мы отправились в Ирекле, предварительно разобрав все вещи и разложив в пакеты уже конкретно для каждой семьи. Была еще одна задумка – выяснить у детей, о каких новогодних подарках они мечтают. Третьеклассница Ильвина, старшая из четверых детей Сайфуллиных, и дочка Сагиды Муллахметовой Алина к нашему приезду написали письма Деду Морозу, которые мы обещали «передать по назначению». Просить об этом 10-летнего Ильяса Сибгатуллина не решились: вдруг он уже не верит в сказки? Родители по секрету сообщили: девочки попросили у доброго дедушки компьютеры.

Не бросили в беде

Не бросили в беде

И вот первая встреча. Погорельцы Сайфуллины живут в съемном доме большой компанией, вместе с родителями и другими родственниками, в общем 11 человек. Дети – шумная кучка мал мала меньше, только Ильвина учится в школе, Азалине 4 года, Ранилю – 3, Ралису – чуть больше года. В первую очередь их заинтересовали, конечно же, игрушки. Младшему выдали самую большую, остальные разобрали кому что пришлось по душе. Ребятня затихла, а их мама Лиля рассказала нам свою историю:

– Пожар случился 9 августа. Я сначала стирала, маленький сын спал. Взяла белье и пошла на улицу полоскать. Захожу домой, а там стены горят и потолок. Успела только сынишку вытащить, огонь очень быстро разгорелся. Приехали пожарные, муж примчался, но спасти ничего не удалось, мебель, вещи, все документы, кроме паспорта мужа и моего, сгорели. Слава Богу, сами все живы. Нам сначала глава поселения Рамиль абый помог, разрешил в сельсоветовском доме пожить, и документы потом сельсовет восстановил. На следующий день все деревенские начали носить нам вещи, посуду, постель – кто что мог. Целую неделю таскали. Соцзащита тоже помощь оказала. Спасибо всем людям, не оставили нас в беде.

– Передайте Татьяне Борисовне из соцзащиты спасибо! Мне помогли в школу собраться, купили форму и портфель! – поддержала маму Ильвина, усердно заплетающая косички своему новому плюшевому другу.

На материнский капитал Сайфуллины купили дом в Азнакаевском районе, весной его нужно будет привезти в Ирекле. Вот тогда снова понадобится помощь, говорит Лилия. А пока обустроились, налаживают быт во временном пристанище.

– У нас кошка сгорела и собачка, – делится своей главной детской горестью Ильвина. Что тут скажешь?

Мое счастье – это дети

Мое счастье – это дети

В доме Муллахметовых нас встретили Сагида с дочкой. Вместе мы разобрали вещи, Алина усадила в кресло мягкие игрушки и сама устроилась возле мамы, крепко прижавшись.

– Мы с ней как подружки, – улыбается Сагида.

Она вообще оказалась улыбчивой и какой-то лучистой, светлой. Мы знали, что всего несколько дней назад Сагида Сагадатовна заболела. Ее на «скорой» увозили в больницу в город, а потом еще долго держалась высокая температура.

– Как у вас самочувствие?

– Уже все хорошо, – снова улыбнулась сильная женщина.

Несчастье случилось в жизни Сагиды, когда ей было 24 года.

– В 1994 году я вместе с детьми попала в аварию, – рассказывает она. – Мы с младшим сыном сильно пострадали, он получил сотрясение мозга, весь лоб был в шрамах. Я успела выкинуть 11-месячного ребенка назад, и он остался в живых. Если бы его не отбросила, он бы погиб, а не моя нога бы оторвалась. Этого бы не пережила. После аварии пять месяцев лежала в больнице. Тогда мы еще жили с мужем. Едва я выписалась, муж от меня ушел. Все-таки женщины намного сильнее мужчин, они по-другому относятся к трудностям. Я его понимаю: двое маленьких детей, старшему тогда пять с половиной лет было, а младшему годик с небольшим, да еще жена-калека. Не каждый мужчина готов нести такой груз. Я его не осуждаю. Он сказал, что полюбил другую женщину, и ушел.

– Как вы пережили все это?

– Я без ноги, правая рука сломана, протез не сразу дали, двое малышей со мной. Сами представьте, родни рядом нет, родители жили в другом районе. Приезжали, конечно, но находиться со мной постоянно не могли. Главным помощником мне стал старший сын. Когда я плакала, он подходил и говорил: «Мамочка, не плачь, давай мы вдвоем будем все делать. Ты мне только говори, учи меня». Но шестилетний ребенок готовить не может и стирать тоже не может. Когда встала на ноги, вернее, надела протез, продала дом – я тогда в Урсале жила – и переехала к родителям в Азнакаевский район. Стала привыкать к новой жизни, а потом встретила мужчину. Он долго за мной ухаживал. Мы прочитали никах и переехали сюда, в Ирекле. Жили мы с ним семь с половиной лет. Он мечтал о ребенке, хотя мне врачи запрещали рожать после аварии. Но я очень хотела подарить любимому дочку. Когда забеременела, медики меня отговаривали, говорили, что могу умереть при родах. Но все обошлось. Я очень рада, что у меня есть дочка.

– А муж?

– А муж три года назад ушел к другой женщине. Что ж теперь поделать? Главное, у меня есть мои дети. В них мое счастье.

Старший сын Сагиды Рустам оставался самым верным и надежным помощником матери всегда. В седьмом классе ему пришлось вступиться за маму, когда какой-то мальчишка, насмехаясь, назвал ее «одноногой калекой». Сгоряча Рустам ударил его так, что выбил два зуба. Обидчик оказался сыном сотрудника школы. Скандал разгорелся нешуточный, и Рустаму пришлось бросить учебу. Мальчишка пошел работать в колхоз.

Сегодня Рустаму 22 года, парень без образования не может себе найти постоянную работу, перебивается случайными заработками. О том, чтобы устроиться хоть куда-нибудь, мечтает и сама Сагида, чтобы быть среди людей, чувствовать себя востребованной. Да и на пенсию по инвалидности шибко не разгуляешься. Хорошо хоть второй муж, отец Алины, платит алименты.

Очень люблю хоккей!

Очень люблю хоккей!

Много вещей оказались подходящими по размеру младшему сыну Зульфии Сибгатуллиной Ильясу. Он оценил все, примерил. Больше всего был рад портфелю.

– А то мы старый ранец зашивали-зашивали, – обрадовалась подарку и Зульфия.

– Как ваши ребята в Казани живут?

– Квартиру снимают, старший учится хорошо. Средний работает, потому что сразу двоих учить у меня нет возможности.

– Ильяс, а ты веришь в Деда Мороза?

– Ну не очень… Нет, не верю уже.

– А если бы ты точно знал, что он есть, какой подарок попросил бы у него?

– Коньки. У нас есть хоккейная площадка, я очень люблю хоккей!

У этой истории есть продолжение. Первое – это то, что мы вместе с НИС ОАО «Татнефть» отправили Сайфуллиным и Муллахметовым мебель – компьютерные столы, тумбочки и шкафы. Транспортный вопрос решил глава поселения Рамиль Фаттахов. Наверное, вы уже догадываетесь, что будет во второй части этой доброй сказки? Добавим лишь, что ее соавторами стали фирма «Альком» и хоккейный клуб «Нефтяник».

Информация любезно предоставлена сайтом zt16.ru

Смотрите также

Дата публикации: 24 декабря 2011


Будьте в курсе всех новостей Альметьевска valmete.ru, подписывайтесь на рассылку по RSS (http://valmete.ru/feed/rss). Ждем ваших комментариев здесь или на форуме Альметьевска.